fbpx

Первая Регата

..или с чего всё начиналось.

Проходя в очередной раз мимо яхт-клуба, смотрю – народ пыльный, перемазанный краской шкурит, мажет и готовит яхты, видать, к регате. «Чёта, не похожи они на зажравшихся миллионеров - Думаю, - может и мне, тоже с ними, с чем чёрт не шутит!?»

 Не стал «тянуть кота за бейцы в долгий ящик» - свернул, подошел, говорю:

- Ребята, возьмите меня на регату!

Народ, конечно, чутка от неожиданности и прямоты, скажем – «удивился», но для приличия спросили:

- Ты кто, вообще, такой? Чё делать умеешь?

- Вася, - говорю, -Я! Разливать могу!

- Идинахер, - отвечают, - хоть бы НАливать умел!

Подхожу к другому экипажу:

- Чё умеешь?

- НАливать могу!

- Идинахер – говорят, - все умеем, было б ЧЁ!

Понял, думаю: «Без подгона – моветон!». Отоварился по самый чердак, подошел – взяли!

 Через пару дней стартовала регата! Пол города вышло посмотреть на мой дебют! «Вот, - думаю, сейчас гонка «жаркая» будет как в кино!»

Яхты вышли на линию старта и «скучковались на пяточке»! Фотографы и операторы дружно столпились на набережной, в надежде заснять всю зрелищность начала гонки – как звучит сигнал и яхты срываются с места, подобно бешеным псам и с креном, чуть не касаясь парусами воды, скрываются за горизонтом! И… Три минуты до старта! Минута! Гудок – СТААААРТ!!!

А яхты как «кучковались на пяточке», так там и остались… - ветра не было…

Через пару минут, самые лёгкие пересекли всё же линию и еще минут через пять мы тоже вступили в эту «азартную гонку»… и понеслась… В руках капитанов всей флотилии засверкали ножи, матросы засуетились, то и дело ныряя и выныривая из трюма, - будто готовясь к абордажу… В кокпитах закипела суматоха – резалась колбаска, строгались салатики, в штилевой тишине отовсюду доносился звон хрусталя...

Через полчаса набережная опустела в тотальном разочаровании, еще через час на реке ни осталось ни одного человека, кто вспомнил бы о регате, включая самих яхтсменов… Паруса висели как бабкины рейтузы...

Но настроение, по крайней мере, у нас на борту было просто «превосходным», о чём свидетельствовал и наш спинакер, с брасами на фаловом углу (то есть «вверх ногами»). Из двух вариантов, как исправить "той конфуз": 1. Перевернуть лодку или 2. Смайнать и поставить спинакер правильно, - выбрали третий: «А ну его! И так пойдет – площадь не меняется!»

Через некоторое время лодки бултыхались, уже разбросанные поперёк всей реки, изредка теребя паруса в тщетных попытках поймать хоть малейший порывчик…

Костя, - так звали нашего капитана, - решил поучить меня «морскому делу»:

- Нука, Вася, пусти слюни! – Задумчиво, окидывая взглядом берега и конкурентов, произносит он.

- Чё сделать? – Не «вкуриваю» я

- Слюни, говорю, пусти, салага! – Повторил Костик

- Ты чё, старый, - говорю, - совсем «кукуху отнесло»? Какие, еще, слюни?

- Плюй за борт, Балбес! – шипит с ухмылкой Кэп, - потом тупые свои вопросы задавать будешь!

Плюнул. Смотрю на Костю…

- И…? говорит он, - Чё ты вылупился?

- Чё «И»? - говорю, - Слюней меньше стало! А дальше-то чё, пойдем от этого быстрее?

- На слюни свои смотри, а не на меня, зелень подкильная! – уже выходя из себя от моего тупизма бурчит Костя.

А слюни... куда-то предательски поплыли, хоть мы и стояли, как вкопанные, судя по ориентирам, на месте…

- О-па… – говорю, - херня какая-то…

- Не херня, Вася, а те-че-ние! – С видом профессора объясняет Константин Павлович, - а теперь бери якорёк, вяжи конец и тииихо-тииихо, чтоб никакой «червь гальюнный» не «впалил», опускай с кормы. Потом, будто просто гуляешь, иди на бак и крепи конец. Якориться в гонке – никто по правилам, вроде, не запрещал!

Сказано-сделано! Стоим…

- А щас чё? – спрашиваю.

- А щас, - удовлетворенно говорит Костя прикуривая папироску, - подрежь колбаски…

 Через пару часов, не заметно для самих себя и очень заметно по дистанции, мы оказались впереди и были единственными, чью яхту не «снесло».

Когда, уже под вечер, немного раздуло – «стартовали» с отрывом! Спинакер наполнился, и улюлюкая мы помчали в закат, оставляя далеко позади «всех этих неудачников, что нацепили перчатки, купили карбоновые паруса и думают, что они что-то шарят в парусном спорте!»

Потом, в сумерках, Капитан пошел на бак «что-то там поправить» и пропал… на восьми-то метрах, ёп!… Минут десять мы пропажи не замечали и наслаждались, наступившими, спокойствием и тишиной... А когда спохватились – перерыли всю лодку (даже в рундуки заглянули) - пусто. «Как так?! Капитан пропал!!! Полундра!!! Выпал что ли?!» - носилось у нас в головах и уже хотели звонить, орать, спасать… как он отыскался, висящий за бортом - одной рукой уцепившись за леерную стойку.

Будучи изрядно «устамши» от праздного «времяпровождения» во время штиля, Костик хоть и выпал за борт, но «морская хватка» не дала капитану потерять лицо - он уже десять минут полоскался за бортом, аки кранец, не в силах самостоятельно подняться, но делал вид, что «там ему вполне комфортно и зря вы, ребята, суетитесь».

Когда кэп был поднят и отправлен «опочивать» в «гробик» (узкое спальное место), гонка продолжилась без его непосредственного участия - мы топили до глубокой ночи. И вот уже финиш рядом, конкурентов совсем не видно и в жилах пульсирует кровь победителей!!! Но где же судейское судно, мать его!? И, собственно, сама финишная линия?!

Короче… так нам и не удалось выиграть гонку «на якоре» ... оказалось - судейский комитет давно уже оборвал регату, точнее еще в обед...  а мы-то были впереди! Но… без связи...

Так что, мораль, которую я вынес с первой регаты, была такова: «Как бы высоко не взлетал Икар, главное, чтобы не отрывался от коллектива!»               

Вася Шмидт


Наши туры

//]]>